Выбрать недорогую обувь RIEKER. С доставкой
rss  twitter    +
  
Поиск по сайту:
 

Вино: божественная драма

Отношение религии к вину – то есть к власти столь же универсальной – может быть сформулировано короче, чем свитки запретов, – словом «ревность» 

В Швеции скандал: семейство требует компенсации в размере 27 тысяч евро от пастора, который якобы был настолько пьян во время заупокойной службы, что, как говорится в отправленной в Церковь Швеции жалобе, пытался «карабкаться на алтарь, как обезьяна в вольере», и будто бы даже предлагал одной прихожанке угоститься в укромном уголке аквавитом. 

Этот сюжет напомнил мне не такую уж давнюю историю о католических священниках, страдающих алкоголизмом. С 1974 года епископы могли разрешить проходившим лечение от зависимости заменить вино на виноградный сок в совершении евхаристии. Возможность такой замены исчезла в 1983 году – столь велико для церкви было символическое значение напитка, что даже алкоголики должны были причаститься хоть каплей, но настоящего вина. Его смысл Фома Аквинский сравнивал с самим образом воздействия Таинства. «Под этим я понимаю радость духовную, ибо написано, что вино веселит сердце человека», – писал он. 
Делом эту нехитрую мысль подтверждают и современные служители церкви: к примеру, бывший архиепископ Эдинбургский Ричард Холлоуэй в одном из интервью живо рассказывал о своей любви к односолодовому виски и зинфанделю (обычно в сочетании с куском пиццы). Один из тезисов автора нашумевшей книги «Безбожная мораль» – отсутствие причинно-следственной связи между религиозностью и этическими принципами; но вопрос употребления алкоголя – и вина, в частности, – в большинстве религий мира входит в число внятно прописанных этических норм. 

Поначалу ограничения о питье вина носили, скорее, философский характер. У Платона, к примеру, встречаются соображения о вреде винопития раньше 40 лет – возраста, по достижении которого уже можно начинать «исцеление старческой раздражительности». После сорокового года и формального наступления одряхления воззвание к Дионису безвредно и даже рекомендовано для «обновления юности и наслаждения забвением скорби». 

Но далеко не все участники греческих симпозиумов (что означает просто «совместное питье») пытались залить вином тоску – многие получали удовольствие от сборищ разной степени серьезности. При этом пьяницами греки были вряд ли: во-первых, в ходу была традиция разбавлять морской водой вина (гораздо более густые и сладкие, чем большинство вин сейчас). Кроме того, уже существовали воззрения о том, как и сколько надо пить. Евбул в 370 г. до н.э. советовал ограничиваться тремя чашами вина: по одной за здоровье, любовь и сон. Начиная с четвертого, кубки вина грозили пьющему неприятностями от насилия и шумливости до буйства, крушения мебели и помешательства. 

Если помутнение рассудка от вина для греков могло быть священным, то в Израиле концепция винопития была совершенно другой. В Ветхом завете, где вино упоминается более 150 раз (только в Книге Ионы нет упоминаний о лозе), оно было скорее символом благосостояния, чем способом забыться. В Вавилонском Талмуде описывается, как хивиты лизали землю, определяя по ее вкусу, где будут границы виноградников (в Бургундии, кстати, так делают до сих пор, доверяя собственному вкусу больше, чем оценщикам). Вино – первое чудо Иисуса – постоянная часть иудейского обряда; без него нет благословения субботы, празднования Пасхи или свадьбы. 

Но, как нет праздника без кубка, так нет в иудаизме и тени жертвенного христианского или вакхического отношения к вину, когда состояние опьянения могло быть радостью или даже целью. Правилу умеренности и аккуратности в питье верующие могут изменить разве что на Пурим, когда полагается напиться так, чтобы не разбирать слова. Во все же остальное время полагается думать не столько о том, сколько ты пьешь, но и, главное, с кем. Правила кошерного виноделия (вовсе необязательно предполагающие кипячение вина) запрещают евреям пить вино, к изготовлению которого на любой стадии был причастен нееврей, – идея не столько о технологии производства, сколько знак желания разграничить своих и чужих, оградиться от потенциально опасных пришлых, угрожающих чистоте крови. 

Ислам связывают с радикально негативным отношением к алкоголю и вину. Но в одном из ранних стихов Корана вино приводится в списке яств вместе с молоком, водой и медом. Тон другого стиха, где есть упоминание о вине, – предостерегающий: «Они спрашивают тебя о вине и азартных играх. Ответь: в обоих грех, хотя есть и польза для людей, но грех больше пользы». В третьем стихе Корана, упоминающем вино, содержится призыв не приближаться к молитве в состоянии подпития. Единственный стих, прямо порицающий вино, по легенде появился из-за ссоры учеников Магомета в Медине. Ученики пророка повздорили; дело дошло до драки со швырянием обглоданных костей, когда Магомет, потеряв терпение, спросил у Аллаха, как обуздать буянов. Ответом всевышнего был совет держаться подальше от вина, азартных игр, жертвенников и стрел прорицателей. 

Наказанием, назначенным Магометом при жизни за распитие вина, было 40 ударов плетью (за азартные игры ничего подобного, между прочим, не грозило). Халиф Омар удвоил это число – не истребив, впрочем, тех, кто аргументировал возможность питья вина другим стихом из Корана, где вина за употребление любой пищи снималась с творящих добрые дела и почитающих Аллаха. Дискуссионным оставался вопрос и том, что, собственно, можно считать вином, – только ли это продукт брожения виноградного сока? Любимая жена Магомета Аиша пыталась обойти запрет с помощью сброженного настоя фиников и рассуждала о том, что если можешь не напиваться, то выпить-то – ничего страшного. Ученые мужи решали вопрос о том, что именно запрещено: только ли состояние алкогольного опьянения или собственно само вино. Продолжавшиеся десятки лет упражнения в казуистике стали одной из причин развития арабской вакхической поэзии. Тема вина возникла и в стихах, бунтовавших против исламской догмы персов – Фирдоуси, Саади, Хафиза и известного больше всех Хайяма. 

Он доходит до прямого отрицания радостей, обещанных в загробной жизни правоверному: 

Чтоб я отринул радости бальзам? 
Всему поддался, что сулит ислам? 

В витиеватом слоге перса – вся драма вина и религии, всегда пытавшейся запретить или ограничить употребление напитка, в котором религия могла бы увидеть саму себя. Как и близость к богам, вино в чрезмерном количестве может лишить рассудка или даже убить – зато в умеренных дозах религия может придать сил телу и ясности мыслям. 

Люди не тянулись бы к вину, не будь в нем одурманивающего и меняющего настроение компонента – алкоголя. Отношение религии к власти столь же универсальной может быть сформулировано короче, чем свитки запретов, – словом «ревность». Которая часто – просто страх сравнения и того, что выбор будет сделан не в твою пользу.


http://fudz.ru

Теги: вино , религия
Статьи по этой теме:
Красное вино нейтрализует бактерии, разъедающие эмаль, защищая зубы от кариеса
Красное вино нейтрализует бактерии, разъедающие эмаль, защищая зубы от кариеса
Почему вино назвали вином?
Почему вино назвали вином?
Красное полусухое вино
Красное полусухое вино
Красное вино заменяет поход в спортзал
Красное вино заменяет поход в спортзал
ИНТЕРЕСНОЕ
Фруктовое пюре с печеньем от «ФрутоНяня»
Фруктовое пюре с печеньем от «ФрутоНяня»

  «ФрутоНяня» выпустила фруктовое пюре из яблок, бананов и груш с печеньем в упаковке гуалапак.
Подробнее...

Выбрать тапочки