Выбрать недорогую обувь RIEKER. С доставкой
rss  twitter    +
  
Поиск по сайту:
 

Трезвый взгляд на винные коллекции

Вот причуда знатока!
На цветок без аромата
Опустился мотылек.
(классическое японское хокку)

    De jure они могут быть кем угодно. De facto они – собиратели бутылок. Отбросьте стереотипы: это звучит гордо. Некоторые хранят вино на память. Многие стремятся поймать идеал. Кто-то видит в нем хороший объект инвестиций. Мистические и хрупкие процессы объединяют людей разных народов и интересов, доходов и возрастов – алхимия взросления, созревания, старости... В погребах звенит тишина: именно в таком безмолвии созревает плод в материнском чреве, наливаются соком плоды деревьев. Каждая бутылка молчаливо таит в себе безостановочное движение, направленное навстречу зрелости. И в этом движении претворяются удивительные фантазии винной природы. А также мечты и надежды – коллекционеров, инвесторов и просто влюбленных в вино энтузиастов.
Охотники за привидениями

Чего греха таить: лет пять – шесть назад в Украине можно было купить великое вино, повидавшее Фудзияму: оно приобреталось на аукционах, организованных после экономических кризисов в Юго-Восточной Азии и Америке. Тогда компании, занимавшиеся логистикой, забирали в качестве оплаты за свои услуги ящики с вином и продавали на множественных вторичных торгах. Было время, когда ассортиментные листы ресторанов Москвы казались по численности сопоставимыми с винными картами известных парижских заведений.

Однако большим вопросом оставалось качество этих вин. И, как утверждают свидетели, многие коллекционеры, начинавшие свой тернистый путь в то время, очень сильно на этом обожглись. Болезнью роста переболела вся Восточная Европа, период формирования рынка оказался сложным и затянувшимся.

Ситуация по-прежнему предельно парадоксальна: продается и выпивается много вина, которое имеет алгоритм с точки зрения развития, и в то же время на закладку покупаются вина, которые уже достигли потенциала. Моцарта убивают в младенческом возрасте или неоправданно бальзамируют гения в самом рассвете сил. Кроме того, масса вин, отдыхающих на полках частных погребов, мягко выражаясь, неадекватны. Неадекватны своей цене, возрасту, заботам, возлагаемым на них надеждам. Но вот все больше потребителей интересуются, пытаются разбираться сами или обращаются к специалистам, приобретая вина – на один вечер, на вечную память или на оптимальную выдержку. Украина переживает период становления, обзаводясь компаниями, предоставляющими услуги коллекционерам. Сегодня их можно пересчитать по пальцам, но завтра их станет гораздо больше. Разумеется, если спрос не упадет. А спрос, по прогнозам компетентных наблюдателей, стоит на пороге активного роста: если бы не отсутствие вторичного рынка, можно было бы даже предвещать бум винных инвестиций, учитывая тот факт, что на Западе в экономически сложные времена вина, наравне с антиквариатом, драгоценностями, лошадьми и предметами искусства, становились хорошей альтернативой теряющим в стоимости классическим финансовым активам.

К тому же мир сегодня стал глобальным и открытым, ведь еще лет сорок назад – до появления винных отделений «Сотбис» и «Кристи» – о существовании магнумов «Лафита» 1878 или «д’Икема» 1792 годов в сырых погребах того или иного обветшалого имения можно было только догадываться. Когда-то они были куплены за 15 или 30 фунтов, потому что рынок был гораздо уже, точечнее, разрозненнее, а китайских, российских или греческих коллекционеров не существовало в природе. Но и сегодня, как и 40 лет назад, мир вина был и остается миром тесных отношений между продавцом и покупателем гораздо в большей степени, чем в сфере крепкого алкоголя, движимого рекламой и подверженного веяниям моды. В винном мире все происходит более традиционно, классически и на доверии. Из уст в уста передается информация о специалистах, об имеющихся винах или о том, что некие экземпляры выставлены на продажу.

Успешное дельце виновладельца

В Украине вина, конечно, и продаются, и покупаются, но пока что только для собственного потребления – на память о событии или же потому, что must – «оно должно быть у меня, во что бы то ни стало». Приходится констатировать, что винные коллекции в Украине если и можно назвать инвестициями, то только как некие вложения в развитие вкуса владельца, в его амбиции в хорошем смысле слова. Это для западного бундесбюргера, который не хочет париться с рискованными операциями с недвижимостью или акциями, винные вклады – выгодное дело. Он пролистает книги Паркера или Wine Spectator, выберет отмеченное авторитетами вино, спокойно из своего миллиона отложит 10-20 тысяч на закупку, а через год продаст на 15% дороже. И вот он счастлив: процентная ставка в банке в его родной стране составила 5%, положив деньги в банк, он бы заработал всего 5%, а у него вышло в три раза больше. В нашей стране подобное пока является абстрактным сюжетом из ненашей жизни. Прежде всего, потому, что люди, которые могут себе в принципе позволить игры с винными коллекциями, вкладывают деньги в действующий бизнес, где оборот происходит гораздо быстрее. Следующей причиной является отсутствие вторичного рынка – вина продаются в небольших количествах и чуть ли не андеграунд, так как, следуя государственным законам, сделки по продаже алкогольной продукции без наличия соответствующих лицензий считаются неправомерными. Да и авторитет компаний Восточной Европы, – будь то Украина, Польша или Россия, – формирующих собрание винных хитов для последующей реализации, в глазах цивилизованного винного мира, к сожалению, весьма невысок. В принципе, любой разумный покупатель заинтересован в том, чтобы вино в идеале не пересекало границ той местности, где оно было произведено. А уж если оно транспортировалось по нехоженым дорожкам на восток, в зону риска, хранилось там в неведомых условиях, а затем проехалось обратно – на европейские или американские аукционы, то шансы что-либо продать у российских и украинских дилеров или автономных коллекционеров ничтожно малы, если только они не владеют погребами или винными коллекциями, хранящимися, скажем, в Лондоне. Приобрести таковые вполне реально, ссылки на сайты крупных американских и британских компаний-посредников можно найти в интернете. К тому же, некоторые российские банки в качестве альтернативных инвестиций оперируют винными коллекциями. При этом они предлагают «неограниченный выбор известных марок вина, в том числе редких сортов, торгующихся только на специализированных аукционах, оптимальный подбор коллекции в соответствии с вашими вкусами и инвестиционными предпочтениями, оценку рынка вин на основе мнения признанных специалистов в данной области (Wine Advocate (R. Parker), Wine Spectator, Gambero Rosso, International Wine Cellar, Wine Enthusiast, Decanter), экспертные рекомендации российских и западных профессиональных консультантов»… Ряд зарубежных компаний предлагает передачу в виртуальное владение некие винные активы: коллекция хранится в их погребах, собственник обладает лишь винным бондом, подтверждающим право владения и следит за состоянием коллекции в он-лайн-режиме. Менеджер, закрепленный за коллекционером, регулярно информирует его об изменении цен, пополняет собрание или продает на аукционах выбранные владельцем вина. Так, компания Berry Bros предлагает открытие винного погреба с бесплатным стартом в 12 бутылок Ch. du Tertre 2006 года, с оплатой от ста фунтов в месяц, которые идут в режиме накопительной системы на приобретение великих вин, а хранение в оборудованных погребах, консультации специалистов и участие в Berrys'Cellar tastings – бесплатны. Согласитесь, вполне доступно и даже привлекательно. Хоть бери – и вступай в ряды коллекционеров…

«В лучах сияет перспектива,
но к ней ведет дремучий путь»…

С одной стороны, вложения в винный погреб, как и все другие альтернативные инвестиции, отличаются некоррелируемостью к процессам постоянного колебания фондового рынка и в случае их реализации довольно часто приносят существенную выгоду. Имеется масса примеров удачных сделок с вином: Chateau Margaux 1982 года, купленное по цене 250 фунтов стерлингов за ящик, спустя несколько лет было продано на аукционе «Кристи» за 4730 фунтов. Бутылка калифорнийского каберне Screaming Eagle 1993 года в 1996 году стоила 75 долларов, а десять лет спустя ее цена поднялась до $1600. На нью-йоркском аукционе 12 бутылок этого вина 1999 года выпуска было продано за $12 443. Двенадцатибутылочный кейс легендарного Chateau Cheval Blanc 1947 года, признанного одним из лучших послевоенных винтажей в Сент-Эмильоне, будет стартовать на аукционе «Кристи» с отметки 79 000 долларов. А совсем недавно на аукционе в Чикаго был поставлен новый ценовой рекорд по продаже винных коллекций: собрание из 1 876 вин, принадлежавших покойному совладельцу нью-йоркского ресторана Veritas, Стивену Верлину, было продано за 7,1млн долларов. При этом 6-литровый империал Petrus 1990 был приобретен за 59 750 долларов, а империал с Chateau Mouton Rothschild 1947 и навуходоносор (15 литров) Domaine Ramonet Montrachet 1992 – за 53 775 долларов каждый. Но истории известно и немало печальных случаев, когда объекты инвестиций приносили одни разочарования. Джим Бадд, известный винный журналист, проследил изменения цен за период с сентября 1999г. по апрель 2002г. на шесть ведущих марок Бордо – Cheval Blanc, Haut-Brion, Lafite- Rothschild, Latour, Margaux и Mouton-Rothschild лучших урожаев с 1959г. по 1996г. Исследуемый период отличался низкой инфляцией, и, в отличие от предыдущих лет, характеризовавшихся инфляционными всплесками в экономике и конъюнктурным ростом спроса на вино, был более показательным в отношении динамики стоимости вин. Из шести перечисленных позиций выросли в цене более чем на 10% лишь немногие. А цена на Mouton в 1996 году продемонстрировала среднегодовое снижение на 1,5%. При этом в расчеты не были включены издержки, связанные с хранением, уплатой страховых взносов и комиссионных при продаже данных вин. Выводы, сделанные Баддом, идут вразрез со многими посредниками, гарантирующими до 30% годовых, и сообщают, что реальный прирост стоимости винных коллекций зачастую весьма невелик. На этом риски, связанные с вином, не кончаются. Этот продукт, в отличие от большинства других объектов альтернативных инвестиций, имеет ограниченный срок жизни, и если продать коллекцию в момент наиболее удачной цены не удастся, деньги будут выброшены на ветер.

Обесцениваются коллекции и по ряду других причин. Например, всем помнится мода на гаражные вина. Мода прошла, вина в погребах так и остались. Никто не может предсказать кризисов на международном рынке, подрыва репутации к производителю или к винтажу… Ведь были и такие случаи, когда цены на вино определенных винтажей падали абсолютно непредвиденно и безосновательно. Так случилось, например, с бордоскими винами 1986 и 1990 годов уже на следующий год после их продажи en primeur.

Вижу цель, огибаю препятствия

Фьючерсные сделки в период созревания и сбора урожая (sur souches) или на ранних стадиях производства (en primeur) являются самыми рискованными, хотя и самыми выгодными в случае успеха: практически всегда это самые низкие цены. Однако для того, чтобы цели оправдывали даже эти небольшие средства, нужно быть уверенным в том, что данное вино этого урожая действительно будет признано, что покупая его сейчас есть возможность сэкономить больше, чем 2-3 года спустя, когда оно поступит в продажу, что приобретаемое вино выпущено ограниченным тиражом и рейтинг его высок, а также что производитель не разорится к моменту релиза и не окажется мошенником. Некоторые вкладчики, совершившие покупку en primeur и заложив в хороший погреб правильные вина правильных винтажей, получали и в четыре, и в пять раз большие деньги, чем были потрачены. Но в последнее время лишь немногие вина обеспечивали подобную прибыль за пару лет.

Поэтому, отдав предпочтение винным инвестициям, следует провести серьезную аналитическую работу. Можно довериться специалистам, но в этом случае необходимо быть уверенным в их компетентности. Фьючерсные сделки с вином кажутся рискованными, но грамотный консультант, одинаково опытный как в оценке зрелых вин, так и молодых, знакомый с условиями производства тех или иных компаний, тщательно изучивший климатические особенности в контексте региона и уверенный в том, что содержимое бочки, из которой он дегустировал вино, абсолютно идентично содержимому бутылок, которые предлагаются к покупке, может на 90% оценить будущее винтажа и гарантировать его качество. Но в любом случае от вин, купленных en primeur, не стоит ожидать быстрого оборота средств. Определяясь с необходимыми для начала коллекции средствами, следует учитывать множество факторов. Специалисты советуют распределить сумму на несколько лет, а не вкладывать единоразово. Минимальный объем инвестирования исчисляется десятками тысяч евро: покупка вина, аренда помещения (в США она может стоить приблизительно $1 за ящик вина в месяц, лондонская компания Farr Vintners предлагает хранение вина в ее погребах за 7 с половиной фунтов стерлингов за ящик в год, включая страховку) или строительство персонального погреба (в Украине, например, это обойдется примерно в тысячу евро за квадратный метр). Плюс комиссионные, которые взимаются аукционами и составляют от 15% до 35%.

В процессе выбора вина следует обратить внимание и на достоверность продукта: известны случаи, когда дешевым вином заполнялись бутылки с престижными этикетками, после чего некоторые производители стали принимать меры по защите от подделок. Так, начиная с 1986г. на дне внутри каждой бутылки Chateau Petrus стали делать гравировку Petrus, а с 1996г. перенесли ее на стекло под этикеткой. Наибольшее доверие на мировом рынке вызывают «голубые фишки» Бордо – вина премьер крю (такие, как Margaux, Mouton, Latour, Haut-Brion, Lafite), вина Petrus, Le Pin, некоторые вина Сент-Эмильона и т.н. супер-вторые — Leoville Las Cases и Pichon Lalande.

Но очевидно, что в Украине спрос отличается и от западного, и от восточного. Сейчас уже можно говорить об украинском рынке с его собственной судьбой. Просчитать же ситуацию, по привычке глядя на Россию, уже невозможно, так как теперь там с вином – все плохо, а у нас – все еще впереди.

Первые из могикан

По словам генерального сомелье магазина эксклюзивных вин Paradis du vin Сергея Шевырева, заказы коллекционеров все еще носят коммерческий характер и на закладку часто закупаются позиции в ценовом сегменте до 100 долларов. Если речь идет о Бордо, то это четвертые – пятые крю и крю буржуа, на 2-3 ящика «Шабли Гран крю» приходится 5 – 6 премьер крю и 5 – 6 обычного «Шабли». Но с каждым годом все больше покупателей интересуются винами Помероля, который демонстрирует достаточную степень возможностей развития, первых трех крю Бордо, первых крю Бургундии и Роны.

Для внуков приобретаются крепкие напитки, для детей – красные вина, а для ежедневного потребления – белые сухие. Среди красных очень много Роны, появилось внушающее оптимизм число поклонников красной Бургундии, до этого большие темпы по росту принадлежали Италии, потом чрезмерная концентрация привела к тому, что от нее устали, но по-прежнему интересуются винами Риказоли, Антинори, Гайя, что вполне понятно. Санджовезе и Барберо последнее время были чрезмерно чернильными. Существенный интерес наблюдается к винам Сицилии, благодаря, наверное, прежде всего, «Планете», которая три года назад явила эномиру остров. Популярны Сицилия, Кампания, Апулия – весь юг и, что интересно, – в первую очередь за счет белых вин. «Не готов судить обо всех компаниях, – говорит Сергей, – но я сталкиваюсь с интересом к белым винам и речь идет уже не только о Шабли во всех ипостасях: очень интересуются Бордо Антр де Мер и Пессак-Леоньян».

В то же время Вадим Ушаков, руководитель компании «СВ+» отмечает, что работать с Бордо становится неинтересно: «Когда «Шато Мутон Ротшильд» 2000-го года покупается по 280 евро там и продается здесь за 350 (хотя пару лет назад его продавали по тысяче долларов, и никто не жужжал), это уже не та прибыль, которая нас может интересовать. Конкуренция в области реализации бордоских вин настолько высока, а прибыль настолько низка, что когда я узнаю о появлении новой компании в Киеве, завозящей бордоские вина, я просто сочувствую, зная, как много денег они вложили и насколько непонятно, когда их вернут». В портфеле компании «СВ+» имеется интересная Италия, привлекательные образцы Испании, она единственная завозит дорогой Прованс, некоммерческие вина штата Вашингтон и самые дорогие и интересные австралийские вина. У каждой украинской компании, которая занимается консалтингом в области коллекционирования вина (а их в Украине в общей сложности до десяти), количество клиентов исчисляется десятками, но никак – увы! – не сотнями. В общей сложности в Украине, может быть, найдется около трехсот человек, имеющих собственные коллекции. Коллекционерами являются также и рестораторы, которые закупают вина с целью предложить их гостям через несколько лет. Рано или поздно все они приходят к выводу, что винного шкафа для собрания недостаточно и что пора обзаводиться винным погребом. Тогда коллекционер обращается к специалистам, которые готовы оборудовать погреба под ключ и заложить коллекции в зависимости от предпочтений клиента. Некоторые предлагают услуги по приобретению вин за рубежом с последующей сертификацией, однако сертификацию погребов в Украине пока никто предложить не может. Объясняют профессионалы это тем, что на западе доверие к сертификатам, выданным украинскими компаниями, будет невысоким, а приглашать специалистов из-за рубежа не имеет смысла, так как наши коллекционеры, в преобладающем большинстве, не преследуют коммерческие цели (и вот, казалось бы, неожиданное радостное открытие: права не я, сделав акцент на цене, а мудрый поэт, утверждавший, что истина – в самом вине!).

В некоторых винных бутиках покупателям предлагается бесплатная аренда ячеек, однако о хранении вин, приобретенных где-либо в другом месте, речи быть не может, так как это противоречит украинскому законодательству. Следуя строгой букве закона, даже в погребе своего собственного ресторана хозяин не имеет права хранить личное вино. Профессионалы видят выход в приобретении персональных винных шкафов, обеспечивающих подходящие условия для начала и гарантируют, что увлечение вином, погружение в этот увлекательный процесс, обязательно приведет к появлению винного погреба. Ведь, несмотря на все риски и сложности, даже при самом худшем стечении обстоятельств, от вина как объекта инвестиций можно получить главную в жизни прибыль – удовольствие. Чего не скажешь, например, о ценных бумагах или золотых слитках в сейфе. И вот, пожалуй, в этом и заключена искомая истина.

Досье D+

Урожай 2006 года в Бордо был хорошим, но за него виноделам пришлось побороться: за солнечным и жарким июлем последовал дождливый август, а затем сентябрь с проливными ливнями. Сохранить урожай удалось на юге и в центральной части провинции Медок, а также в Помероле, в то время как на прочих виноградниках лишь изредка удавалось спасти от дождей ягоды, которые, в итоге, были сухими и терпкими. Но бордоским производителям удалось создать несколько превосходных вин, таких как Haut Brion, La Mission, Ausone, Pavie, Cheval Blanc. Наилучшие вина в этом году родились в регионах Сен-Жюльен, Пойяк и Помероль. Из региона Сен-Жюльен можно выделить вина Leoville Lascases, Ducru Beaucaillou, Leoville Barton, Branaire Ducru, Lagrange, Langoa Barton, Gruaud Larose. Вина Пойяка в 2006 году получились достаточно плотными, с высоким уровнем кислотности и танинов. Наибольшим достижением региона являются вина Mouton Rothschild прекрасного оттенка и глубокой концентрации с ароматами черных и красных ягод, переходящими во вкус, с оттенками кофе и ванили в послевкусии. Вина Latour – очень насыщенные, серьезные, аристократичные и требуют долгой выдержки.

Lafit немного более мускусный в этом году, но по-прежнему обладает богатым потенциалом к выдержке. В числе интересных вин Пойяка – также Pichon Baron, Lynch Bages, Pontet Canet, Les Forts de Latour. Следует особо отметить вино Pibran, которое обладает вишневым ароматом, хорошим балансом и кислотностью.

Вина Марго вышли душистыми, шелковистыми и элегантными. Ch. Margaux в этом году обладает чрезвычайно сложными ароматами черных и синих ягод. Кроме того, успешными оказались вина Palmer, Malescot St Exupery, Rauzan Segla, d’Angludet, Brane Cantenac, Cantenac Brown, Dauzac, Prieure-Lichine и Giscours.

В регионе Грав виноградари столкнулись с наибольшими трудностями, пытаясь создать вина с такими же показателями, как в южной и центральной частях провинции Медок. В большинстве случаев эти вина получились слишком сухими и не очень ароматными. Однако и здесь встречаются интересные образцы. Наиболее остро в этом году в Бордо встал вопрос о том, что лучше – Haut Brion или La Mission. Однозначно ответить на него пока сложно. Вина La Mission характеризуются очень концентрированным вкусом фруктов, чудесным балансом и долгим сильным послевкусием. Haut Brion, в свою очередь, обладает более мощным ароматом и более мягким фруктовым вкусом, хорошим балансом и долгим элегантным послевкусием. Кажется, что оно обладает меньшей кислотностью, чем La Mission, и потому многие отдают предпочтение последнему, однако эксперты полагают, что в долгосрочной перспективе Haut Brion может победить вина конкурентов. Что касается самой северной части Медока – региона Сент-Эстеф, – то и здесь год был весьма сложным, а урожай – незначительным. Но даже в таких условиях удалось создать несколько прекрасных вин, таких как Cos d’Estournel, которое обладает сложным букетом с нюансами кожи, табака и красных ягод, Montrose с ароматом зеленых пряностей и черной смородины, Lafon Rochet, Les Ormes de Pez, Phelan Segur и Les Pagodes de Cos. Вина Помероля, которые создаются из раносозревающего винограда сорта Мерло, получились очень успешными, благодаря тому, что урожай был собран до сильных осадков, выпавших в Бордо в середине сентября. В целом вина ароматны, хорошо структурированы. Le Pin, – возможно, лучшее вино региона: с ароматом сливок и вишни, черного шоколада и сливового ликера, средней кислотностью, созревшими танинами, хорошей концентрацией фруктов и интенсивным послевкусием, – имеет все шансы на успех. К сожалению, в этом году производство было сокращено до 21 барреля, чего недостаточно для широкого распространения. Но, к счастью, имеется 3000 емкостей с очень хорошим Vieux Chateau Certan с ароматом спелой вишни и четко выраженными красными ягодами. Evangile заслуживает упоминания благодаря своей концентрации сочных фруктов, созревших танинов и долгого шоколадного послевкусия. К успешным винам региона можно отнести La Conseillant, Clinet, Beaureguard и Gazin. В Сент-Эмильоне в 2006 году были произведены замечательные глубокие вина с сильными танинами и вкусом сочных фруктов. В особенности это касается вин Гран крю: Ausone обладает привлекательным сложным ароматом кофе и специй, вельветовым вкусом с нюансами черных фруктов, а также чудесным балансом. Cheval Blanc этого года наделено ароматом черных фруктов и вишни, вкусом более насыщенным, чем в предыдущие годы, вследствие преобладания Мерло (55%), и имеет хорошие перспективы. Pavie является супервином с ароматом вишни, послевкусием портера, но с избыточными танинами. Другими винами, достойными внимания, являются Troplong Mondot, Angelus, Pavie Decesse, Bellevue Mondotte, Canon La Gaffeliere. Особого упоминания заслуживает ультраредкое Monbousquet Blanc с ароматом персика, крыжовника, ванили, специй и продолжающей меняться кислотностью.

Комментарии

Вадим Ушаков, руководитель компании «СВ+»:

Недавно на аукционе «Кристиc» я и мои друзья продавали кое-что из наших запасов – раритетные коньяки, виски. Имеющиеся у нас – очень достойные, к слову, – вина выставлять не стали. С винами мы даже, можно сказать, не пытались, потому что там, безусловно, не было бы к нам доверия: какая-то страна, которая существует 10 лет, представляет какие-то винные коллекции… Откуда они взялись, как хранились? Для западного человека приоритет не в том, чтобы купить дешево вино, которое пару раз пересекло экватор, а по адекватной цене приобрести вино, которое никогда не покидало пределов Бордо. У нас винные коллекции существуют, но еще в зачаточном состоянии даже по сравнению с Россией. Я знаю людей и в Киеве, и в Харькове, и в Днепропетровске, и в Одессе, коллекции которых превышают миллионы долларов, но пока они удовлетворяют, во-первых (я надеюсь), свои вкусовые ощущения, а во-вторых, для них это элемент престижа. Так что пока это не инвестиции. Когда, например, Mouton 2000-го (самый одиозный пример) достигнет 20-ти или 30-летнего возраста, эти люди выпьют его сами, а не будут предлагать на аукционе, чтобы получить в два или три раза больше денег, чем они потратили.

Что касается цены погреба под ключ, то, как говорил Шерлок Холмс, мои интересы – это буква «Т». Все зависит от того, насколько длинная палочка у буквы – то есть глубина проникновения, и насколько человек готов к экспериментам, к расширению своей коллекции. В среднем цена колеблется от 80,000 до 1 миллиона долларов за сравнительно небольшой погреб. Пока погребов более 300 квадратных метров я в Украине не видел. Перспективы коллекционирования зависят от развития страны – будет страна богатеть, будет возникать средний класс, будет больше информации о винах – начнет расти и рынок.

Андрей Емельянов, сомелье ресторана «Эгоист»:

Я думаю, что заниматься этим, как бизнесом, в Украине еще долгое время не будет возможностей. Пожалуй, гораздо выгоднее положить деньги в банк. Наш ресторан выступает в роли коллекционера, но мы закупаем и закладываем вина для бизнеса, но не с целью продать их через десять лет дороже, а с тем, чтобы продавать в тот момент, когда оно будет готово к употреблению. Купить его через десять лет в Украине не будет возможности – его просто не окажется в продаже. На сегодняшний день у нас имеется более двадцати наименований, которые были куплены для закладки и некоторые из них уже начали продаваться. У меня лично тоже есть вина, которые рука не поднимается сейчас открыть и выпить. Но это, опять-таки, не для бизнеса. Если люди коллекционируют вино для собственного удовольствия, мне кажется, они должны сами разбираться в винах, ведь можно что-то почитать об этом. Мы берем в ресторан на закладку, как правило, от 24-х бутылок. В основном это Франция, Италия, а также вина Чили, произведенные по методу Солера.

Кристина Ксиниас, директор компании «Долмарт Украина»:

Я бы не получила никакого кайфа от инвестиций в вино. Вино надо пить, и я не представляю, что куплю и положу в подвал бутылку с тем расчетом, что через 20 лет она будет стоить уже столько-то. Но положить ее, чтобы выпить через 7-10 лет, потому что вино будет действительно супер, – вот это по мне. Когда у меня родились девочки (97-го и 98-го года), я каждой купила по ящику «Шато Мутон Ротшильд», которое мы собираемся открыть, когда им будет лет 18 или 20. Мальчик у меня родился в 2002 году, и я еще думаю, что ему купить, но это будет что-то другое, не такое, как у девочек.

Естественно, я выбирала вино, которое выдержит, скажем, лет 20, к тому же мне нравится дизайн «Шато Мутон». Я знаю некоторых людей в Украине, которые хранят «Шато Мутон Ротшильд» с 1947 года, и сегодня оно лежит у них в подвале. Они купили его не ради инвестиций, а для того, чтобы гордиться тем, что у них есть такое вино. Как по мне, это ответственно, даже немного страшно: с кем ты его выпьешь? Ведь это должен быть человек, который сможет оценить такое сокровище, бутылку можно будет растянуть на 3 или 4 часа.

При закладке погреба, на мой взгляд, стоит руководствоваться следующим правилом: 70% – это вина на каждый день, а 30% – вино, которое будет выдерживаться, то есть его можно купить сейчас по выгодной цене, а пить через 10 лет. Меня обычно спрашивают, хорош ли такой-то год, можно ли выдерживать такое-то вино и сколько ему нужно? Скажем, люди были за границей и пили какое-то вино в том году, когда его надо было пить, то есть оно выдержано 7-10 лет. Потом они приходят ко мне и узнают, нет ли у меня такого же или чего-то похожего. Если я говорю, что у меня имеется молодой год, они интересуются тем, сколько его надо держать. Из ассортимента компании «Долмарт» на закладку можно предложить очень много позиций из Бургундии, которые стоит купить сейчас и на 5-6 лет оставить, молодые Барбареско или Бароло, которые надо минимум 7-8 лет выдерживать. Есть интересные Брунелло – они хороши и сейчас, и их можно закладывать. Я советую фиксировать вино, которое нравится: одну-две бутылки оставлять и пить через какое-то время. Люди покупают Бордо, потому что это стабильно, с ним практически не ошибаются. Этому вину надо минимум 10 лет, оно не умрет до этого срока. И все же даже вина Бордо – не железные инвестиции.

Я не держу ассортимент с целью предлагать людям как вложение. Я не хочу этим заниматься. Я хочу достичь на рынке другого. Если человек спросит, я подскажу. Но мне хочется продавать вино, чтобы люди пили его, наслаждались и затем что-то еще пробовали.

Сергей Шевырев, генеральный сомелье магазина эксклюзивных вин Paradis Du Vin:

В Украине коллекционирование вина – это, скорее, снобизм. Приобретать вина для фьючерсных сделок у нас пока нерентабельно. Существует много легенд по поводу того, как г-н Паркер приезжает в какое-то поместье, как ему загружают в багажник вино и, в зависимости от того, насколько осела рессора, колеблется количество баллов, мол, оценка вина зависит от расстояния между землей и корпусом машины.

Все это ерунда, на самом деле. Винных справочников безумное количество во Франции, очень много в Италии, переживает бум немецкая винная критика, и практически все винные эксперты являются членами винных клубов. Я состою в одном таком во Франции. Его члены платят незначительные деньги – 100 евро в год, на которые консьерж клуба, выполняющий административные функции, отбирает некие вина по всей Франции. Не секрет, что у небольших производителей Франции существует стандарт относительно количества вина, но в определенные хорошие годы они могут производить вина, которые не этикетируются с целью продажи, и их можно приобретать как комплимент от производителей. Для людей, с которыми я общаюсь, именно такие вина – основной предмет забавы. Раз в месяц они собираются и пробуют их, определяя, достигли они апогея или еще нет.

Алексей Жадейко, управляющий проектом «Винная карта»:

Наша компания предлагает услуги по строительству винных погребов и закладке вина по всевозможным тематикам: по «Марго», «Мутонам», годам, вертикальные, горизонтальные коллекции. При этом речь идет не о сотнях, а о тысячах долларов. Если же опускаться по годам вниз, то столетние вина могут стоить и сотни тысяч долларов. В нашей стране все меньше покупают вина ради престижа. Для этого, собственно, можно поехать на блошиный рынок в Париж, купить там бутылки с испорченным великим вином, положить в холодильник и всем показывать. Но, начиная даже с такого вина, люди им интересуются, пытаются в этом мире разбираться. И сегодня уже большинство коллекционеров основной целью видят именно удовольствие, созданное дважды – виноградом и людьми. Очень серьезные вина стараются закладывать в дубляже. Есть и те, кто видит в вине рентабельность. Они выкупают сотни бутылок молодых «Марго», «Мутонов» хороших годов, понимая, что со временем те будут дорожать. Станут ли эти люди настолько нуждаться в деньгах, чтобы через несколько лет продавать их – вопрос, но, тем не менее, они видят рентабельность таких инвестиций. «Мутоны», которые мы привезли четыре года назад, подорожали как минимум в два раза. Но клиент, который их приобрел, продавать не собирается, он купил вино для себя и потихоньку его потребляет. Коллекционеры, собирающие вина со всего мира, оперируют и винами Массандры, так как это очень серьезное направление. В будущем будет происходить насыщение рынка, отсеивание игроков, разделение питьевой части от коллекционной. Также появятся объединения по интересам, такие как клубы коллекционеров вина.

Дмитрий Сидоренко, президент Ассоциации сомелье Украины:

Начинать лучше с покупки винного шкафа, так как погреб – это дорогостоящее удовольствие. Его цена зависит от местонахождения, размеров, оборудования, наличия или отсутствия места для дегустации, но меньше, чем тысяча евро за квадрат не выйдет по любым расчетам. Чтобы коллекционировать вино, нужно его пить и пытаться понимать. Инвестиции в вино это хорошо, но для того, чтобы коллекция существовала, нужно, чтобы что-то продавалось и покупалось, чтобы происходило движение вин в погребе.

Евгения Родионова, Журнал Drinks+Bars&restaurants 5 2007


http://www.byhaem.in.ua/

Теги: вино , коллекция
Статьи по этой теме:
Городское виноделие в США
Городское виноделие в США
О «плохом» вине
О «плохом» вине
Выбор вина для свадьбы
Выбор вина для свадьбы
Бактерии вырастили женщинам платья из красного вина
Бактерии вырастили женщинам платья из красного вина
Последние новости:
ИНТЕРЕСНОЕ
Итальянский шеф-повар открыл магазин премиум-кулинарии
Итальянский шеф-повар открыл магазин премиум-кулинарии

Интернет-магазин Роберто Бруно предлагает широкий выбор блюд кулинарии необычной рецептуры
Подробнее...

Комментарии

Выбрать тапочки