rss  twitter    +
  
Поиск по сайту:
 

Оранжевое небо

0-е годы в биографии «Монсанто» прошли без скандалов. Компания продолжила энергичные эксперименты с ядохимикатами, которые успешно превращала в гербициды («2,4,5-T»), расширяла рынок пластиков (полистирен, затем полиуретан) и делала первые робкие шаги на пути к мировой экспансии («Мобэй», учрежденный совместно с немецким химгигантом «Байер»). Словно испугавшись нехарактерного затишья, «Монсанто» с лихвой отыгралась в следующем десятилетии: с именем компании связан чудовищный геноцид времен Вьетнамской войны, вошедший в историю как «Агент Оранж». В русскоязычной Википедии этим жутким событиям посвящена всего одна бесцветная строка: «В 1960-е годы «Монсанто» была лидирующим производителем «Агента Оранж», применявшегося для дефолиации растительности во время войны во Вьетнаме. За это компании пришлось выплатить компенсации ветеранам Вьетнамской войны в 1984 году».

«Агент Оранж» из-за упрощенной технологии синтеза содержал значительную концентрацию диоксинов, вызывающих рак и генетические мутации у людей, соприкасавшихся с ними. В общей сложности около 14% территории Вьетнама было подвергнуто воздействию этого яда. С 1980 года предпринимаются попытки добиться компенсации с помощью судебных разбирательств, в том числе и с фирмами, производящими эти вещества (Dow Chemical и Monsanto). Ветераны США, Новой Зеландии, Австралии и Канады получили компенсацию в 1984 году. Вьетнамским и южнокорейским жертвам в выплатах было отказано. По данным министерства обороны США, с 1961-го по 1971 годы американцы распылили на 10% территории Южного Вьетнама 72 миллиона литров дефолианта, в том числе 44 миллиона литров, содержащих диоксин. По данным Вьетнамского общества пострадавших от диоксина, из трех миллионов вьетнамцев — жертв химиката — к настоящему времени свыше миллиона человек в возрасте до 18 лет стали инвалидами, страдающими наследственными заболеваниями.

От себя добавим показательный факт: оказывается, Дядя Сэм и «Монсанто» эффектно отразили не только злостные инсинуации вражеской стороны, но и большинство наветов соотечественников. Из 9 170 заявок на материальную компенсацию в связи с 
инвалидностью, вызванной адской смесью, которые поступили от ветеранов армии США, 7 709 были отклонены на том основании, что единственным документированным проявлением дефолианта служит «сыпь на лице». Попытки увязать на законодательном уровне диоксин с раковыми новообразованиями и последующими генетическими отклонениями уверенно нейтрализуются политическим лобби «Монсанто» со товарищи.

Раз уж мы заговорили о политике, то позволим себе слегка нарушить стройность хронологии и, забежав вперед, отметить: «Монсанто» — едва ли не самая влиятельная компания в республиканской администрации Белого Дома, она уступает разве что «Бекталу» и «Халибертону». Характерно, что «Монсанто» не ограничивается косвенным лоббированием, добиваясь внедрения сотрудников на ключевые посты в администрации. Вот лишь начало списка:

  • юрист «Монсанто» Кларенс Томас был назначен Джорджем Бушем-старшим на пожизненную должность верховного судьи;
  • Дональд Рамсфельд, до недавнего времени — министр обороны, в свое время возглавлял Searle Pharma-ceuticals, которую «Монсанто» поглотила в 1985 году;
  • Анн Венеман, до недавнего времени — министр сельского хозяйства США, а ныне — исполнительный директор ЮНИСЕФ, в свое время входила в совет директоров Calgene Pharmaceuticals, подразделения «Монсанто»;
  • О Линде Фишер, первом заместителе директора федерального агентства по защите окружающей среды, на правительственном сайте скромно говорится, что она «провела 17 лет на госслужбе и в частном секторе, занимаясь вопросами здравоохранения американского народа». Поскольку эвфемизм «частный сектор» не раскрывается, поспешим сообщить, что Фишер пришла во власть с должности вице-президента «Монсанто» по связям с правительством и общественностью и с 1995-го по 2000 год координировала в Вашингтоне всю лоббистскую деятельность родной компании.

В списке корпоративной агентуры числится еще добрая дюжина имен, однако и без них понятно: «Монсанто» — компания архивлиятельная, поэтому есть все основания относиться к ее инициативам не как к частному бизнесу, а как к фактору мировой политики.

Кормящая рука Зверя

В середине 70-х годов «Монсанто» приступила к реализации грандиозной программы, направленной на кардинальное изменение пищевой цепи планеты. В основе программы лежит концепция глобального перехода от органической пищевой продукции к генетически модифицированным ее формам, который, в свою очередь, достигается повсеместным внедрением Roundup Ready System, системы многоуровневой адаптации зерновых культур к «Раундапу» — гербициду, используемому для борьбы с многолетними сорняками. «Раундап» — торговое название глифосата, чьи гербицидные свойства были обнаружены в 1970 году сотрудником «Монсанто» Джоном Францем. Сегодня этот самый популярный в мире гербицид производится в неимоверных количествах во многих странах, поскольку срок патента «Монсанто» на молекулу глифосата истек в 2000 году. Обстоятельство это нисколько «Монсанто» не беспокоит, потому что компания давно сместила акценты с удобрения на генетически модифицированные (далее по тексту — ГМ) зерновые культуры.  Без лишних сельскохозяйственных подробностей схему Roundup Ready System можно представить следующим образом: ГМ-зерно (сначала «Монсанто» генетически модифицировала сою и рапс, а сегодня добралась уже и до пшеницы) можно засевать без предварительного вспахивания земли, поскольку борьба с сорняками целиком переносится на «Раундап», к которому ГМ-зерно проявляет более или менее устойчивую невосприимчивость. Приманка Roundup Ready System кроется в обещании существенного сокращения фермерских расходов за счет экономии на предварительной подготовке почвы. Цитата из рекламной брошюры «Монсанто»: «Соевые зерна с нулевой обработкой почвы, засеваемые узкими рядами, позволяют получать с каждого акра на 16 долларов дохода больше, чем при использовании обычных соевых зерен. На 1000-акровом поле вы экономите 450 часов затратного времени и 3 500 галлонов дизельного топлива ежегодно».

Распространение Roundup Ready System по планете лучше всего проиллюстрировать на примере Индии, в которой экспансия «Монсанто» обрела монументальные масштабы. В 1998 году наш добрый старый знакомый — Международный валютный фонд — навязал Индии SAP (программу структурных преобразований), которая среди прочих прелестей содержала требование об открытии для транснациональных корпораций зернового рынка страны. «Монсанто» пришла в Индию первой, провела массированную рекламную кампанию, и десятки тысяч индийских фермеров доверчиво засеяли свои поля ГМ-зерном, адаптированным для Roundup Ready System.  Последствия обернулись эпической катастрофой, поскольку экономия на нулевой обработке почвы быстро компенсировалась расходами на орошение и закупку дополнительных гербицидов: сорняки, как и предсказывали скептики от экологии, адаптировались к «Раундапу» и требовали либо повышения концентрации обработки, либо применения более эффективных и (разумеется!) более токсичных химикатов (типа Atrazine, Paraquat и Metsulphuron Methyl).

Все это, однако, оказалось цветочками в сравнении со скрытым звеном «эксперимента», поставленного «Монсанто» в Индии. Речь идет о применении так называемого зерна «терминаторного типа», которое в результате генетических модификаций теряет способность повторного плодоношения. На практике это означает, что собранный урожай совершенно не пригоден для использования в следующей посевной, и единственным выходом служат дополнительные закупки зерна у «Монсанто».  С Roundup Ready System и программой «Монсанто» по глобальной перестройке пищевой цепи планеты связано и еще одно обстоятельство — то самое, что явилось для меня «сенсационным откровением», помянутым в начале статьи. Непосвященные обыватели наивно полагают, что при желании могут отказаться от потребления генетически модифицированных продуктов и в любой момент вернуться к традиционной органике, которая произрастает у фермеров по соседству. Как бы не так! Оказывается, ГМ-зерна постоянно переносятся ветром на соседние поля, смешиваются на них с органическими культурами и со временем полностью их вытесняют!

Скажу больше: процесс контаминации носит универсальный характер и, судя по всему, давно вышел из-под контроля. Ситуация не удивляет с учетом того, что даже в Соединенных Штатах (не говоря уж о странах третьего мира, в которых «Монсанто» давно ведет себя по-хозяйски) расширение генетически модифицированных посевов идет колоссальными темпами. Карл Касейл, вице-президент «Монсанто»: «Объем земель, отведенных в США для использования ГМ-зерна, вырос с трех миллионов акров в 1996 году до 97 миллионов — в 2002-м». Соединив все элементы Roundup Ready System, мы закономерно выходим на конечную цель сверхпрограммы «Монсанто»: полную замену органической пищи генетически модифицированными продуктами терминаторного типа, способными обеспечить компании и, разумеется, стоящим за ней группам и интересам абсолютную монополию и контроль над жизненным циклом всего населения планеты! Кормящая рука Зверя любезно распахивает перед нами двери в будущее — добро пожаловать в Новый мировой порядок!


http://www.gmo-net.info

Теги: ГМО
Статьи по этой теме:
Верховная Рада может пересмотреть закон об ГМО
Верховная Рада может пересмотреть закон об ГМО
ГМО: панацея или оружие массового поражения? часть2
ГМО: панацея или оружие массового поражения? часть2
Как регулируется распространение ГМО?
Как регулируется распространение ГМО?
ГМО процедура и основания обращения в суд
ГМО процедура и основания обращения в суд
ИНТЕРЕСНОЕ
Unilever Food Solutions подвёл итоги фестиваля «Архитектура вкуса»
Unilever Food Solutions подвёл итоги фестиваля «Архитектура вкуса»

Один из мировых лидеров по производству продуктов для индустрии общественного питания Unilever Food Solutions объявил победителей гастрономического фестиваля «Архитектура вкуса». Ц...
Подробнее...

Выбрать тапочки