Выбрать недорогую обувь RIEKER. С доставкой
rss  twitter    +
  
Поиск по сайту:
 

Чем мерили водку на Руси?

Четвертная – мать родная,
Полуштоф – отец родной,
Сороковочка – сестрица
Научили водку пить.
Научили водку пить,
Из Москвы пешком лупить.
     
     Примерно так весело распевали в позапрошлом веке белорусские «гастарбайтеры», меряя шагами расстояния меж верстовыми столбами по Могилевскому тракту, возвращаясь домой из Белокаменной. И то правда – чего не петь после чарки водки? И чего ее не пить, кристальную, если сезон позади, деньги в кармане, а дом впереди. Артелью безопасно, а с песней и водочкой и дорога короче.
     
     Любили ее, слезоподобную, в народе. Любят и сейчас. Вот только чарками пьют все реже. Больше «по сто грамм» да «по сотке», объединяя для удобства два слова в одно. Никому и в голову не приходит, что сотка, кроме ста граммов и ста рублей, может означать что-либо еще.
     
     А вот, оказывается, может. Слово-то – старинное. А в старину, как известно, все было лучше, малое было значительно меньше, чем нынче, а уж большое, конечно, еще больше. Так и с соткой.
     
     Раньше сотка или чарка как мера объема означала сотую часть ведра. Ну, так что же, скажут выпускники математического класса, быстренько разделив в уме десять литров на сто и получив те же самые 100 миллилитров или по простоте, пусть и неправильной, – граммов, которые подразумевают теперешние любители разговеться.
     
     А то, что в старину это было. И ведро старинное – не чета советскому десятилитровому. Когда ведро уже было, на Руси, поди, и слова такого не слыхивали – литр. А объем ведра был таким, чтобы взрослый человек мог его полное унести. Потом уж, когда до литров додумались, ведро пересчитали, получилось в аккурат 12,3 литра. Ну, если уж совсем точным быть, то 12,299.
     
     Вот и получается, что давешняя сотка покруче нынешней-то будет. За долгие годы директивного управления и всеобщей стандартизации «потеряла» она 23 миллилитра. И то верно. Мельчает народ. Ввысь тянется, а вот сотку настоящую осилить уже не может. А для тех, кто в древности сотку-чарку (в народе ее еще хитро окрестили жуликом) осилить не мог иль не хотел, по какой причине, была другая мера, помельче раза в два. И называлась мера та шкаликом.
     
     Слово шкалик пошло от голландского skaal. Догадываюсь, что и мера мельче чарки тоже из «басурманских» краев на Русь занесена была. Что с них взять! Куда им худосочным до хлебного народа! Вот и пришли «цивилизаторы» со своими «достижениями» – придумали пить горькую мелкими дозами. Может, оно и выгоднее, эффект от мелкой посуды применения денег для достижения нужной кондиции меньше требует. Но не по-нашему, муторно медяки пересчитывать меркантильной выгоды ради. Противно русской душе мелочиться! Посему, видать и название шкалику народное придумали – мерзавец, или мерзавчик.
     
     Широкой русской душе простор нужен. Посему богатыри разные, которых на Руси не перечесть было раньше, на чарку посматривали свысока. У них своя мера была – кружка. В кружку помещалось десять чарок. Вот уж, действительно, богатырем надо быть, чтобы столько в одночасье осилить! А ну как не одну кружку во пиру буйном «во здравие» поднять придется? Да-а, дела. Впрочем «басурмане» и кружку приручили. Об этом чуть ниже.
     
     Сегодня популярный продукт фасуют в разные емкости. Разночинная фасовка, пригодная для большинства случаев жизни и не вызывающая лишней траты денег - обычная, круглого сечения, с высоким горлышком полулитровая бутылка. Большие красивые бутылки прямоугольного сечения нынче все без разбору принято называть штофами. Ну, как говорится: «Хоть горшком назови, только в печь не суй». Штоф, так штоф. Доля правды, конечно, в таком подходе есть. Но по старорусским порядкам это не совсем верно.
     
     Слово штоф тоже «басурмане» западные к нам занесли, повелось оно от немецкого stof и обозначает меру объема в одну десятую ведра. И ведь что интересно: и объем, и даже перевод соответствуют кружке, а прижился штоф. Даже в Википедии штоф есть, а кружки нет. Любит наш народ все иностранное. Наверное, так же любит, как и прозрачную водочку.
     
     От названия меры объема стали называть штофом и бутылку, в которую этот штоф помещался. Немного отвлекусь. Филологи, наверное, знают название этому старому феномену, который жив и поныне.
     
     Когда на закате советской власти уничтожали ракеты средней дальности по какому-то договору с «друзьями»-американцами, в казахской степи под городишком Сары-Озек военные долго готовились к приезду «дружеской» делегации наблюдателей. Приехавший авангард заокеанского «десанта» все приготовления забраковал на корню, потребовал кусок чистой степи и попросил в степь эту довести канализацию и воду. Все остальное, мол, свое притащим. Не царское это дело - степных фаланг да скорпионов кормить, удобства по американским стандартам сами организуем и вам, аборигенам, покажем.
     
     Как организовывались «удобства» и жилье - тема отдельная. Но местная вода американцам не понравилась. Ни в каком виде. Сколько они «наблюдали» процесс нашего разоружения, столько и возили из-за океана правильную водичку, упакованную в удобные двухгаллоновые пластиковые канистры.
     
     Пустые канистры эти горой возвышались на окраине американского городка, а наши неискушенные прапорщики и офицеры при каждом удобном случае норовили одну-другую «прихватизировать». Так вот емкости эти незаметно как-то стали называть галлонами. Совсем как штофы в былые времена.
     
     Но вернемся «к нашим баранам». Народ русский - широкий, щедрый, душевный, но страшно неорганизованный. Видать, посему штофы появились разные. Одновременно с обычным, «десятириковым», был еще «осьмериковый», который, в отличие от «нормального» собрата, был равен не десятой, а восьмой части ведра.
     
     Кроме штофов получили распространение их более мелкие «родственники» - полуштофы - и еще более мелкие - штофики. Все семейство представляло собой приземистые четырехгранные бутылки с коротким горлышком преимущественно зеленого стекла. Если полуштоф - официальная мера объема, которой соответствовала и бутылка, то штофики, скорее всего, были самые разные и стандартизации не подлежали. Уж не знаю, по какой причине, но чаще всего для разлива водки, думаю, использовали полуштоф. Его еще назвали водочной бутылкой.
     
     Сегодня водку перевозят с заводов в магазины, буфеты и рестораны большими ящиками по 20 бутылок. Почему именно 20 - меня интересовало давно. Причина интереса прозаическая настолько же, как и прикладная.
     
     В школьные годы на летних каникулах - уж не помню после какого класса - какое-то время я, карманных денег ради, ошивался у пункта приема стеклопосуды. «Ящикового» дефицита в те годы еще не было, и гора этой нехитрой тары периодически образовывалась возле палатки. Наводить порядок поручали мне сотоварищи.
     
     Ящик размером четыре на пять ячеек немного несимметричен. Но детский взгляд несимметричность замечал не сразу, а обычно после «неправильной» попытки поставить ящик «на место». «Ну, кто же придумал эту форму!» - периодически возмущался я в душе. Делали бы ящик на 16 бутылок, четыре на четыре - симметрично и присматриваться не надо.
     
     А дело, оказывается, в традициях. Штофами и полуштофами водку продавать, конечно, удобнее, чем ведрами. Но вот считать купцы привыкли именно в ведрах. Полуштоф (или водочная бутылка) это для розницы, для опта он маловат. Исходя из соотношения этих двух мер, и получилась вместимость тары для перевозки одного ведра фасованной водки 20 бутылок. Со временем считать в ведрах перестали, емкость бутылок изменилась, а вместимость ящика осталась прежней и сегодня.
     
     В строках песни в начале повествования кроме штофа упоминаются еще четвертная и сороковка. Первая в мутированном виде дожила до наших дней. Нетрудно догадаться, что четвертная - это четверть «основной» водочной меры, ведра. Казенная четвертная бутыль была с длинным горлышком и посему заслужила прозвище гуся. С приходом советской власти шею гусю свернули, емкость бывшей уже бутыли стандартизировали, и сегодня она известна нам как трехлитровая банка.
     
     Первую половину моей жизни я с такими банками сталкивался исключительно как с емкостями для домашних припасов: огурчики, помидорчики, яблочки - ну как у всех. Однако всеобщий дефицит последних лет плановой экономики заставил вспомнить о бывшей «профессии» бывшего гуся. В условиях острой нехватки водочных бутылок в банки в некоторых городах стали фасовать водку.
     
     Для упомянутого времени решение оказалось мудрым. Во-первых, водки на всех не хватало, с пьянством боролись. А потому ни у одного здравомыслящего мужика, добравшегося после сражения с очередью до прилавка, и в мыслях не было покупать всего лишь одну бутылку. Во-вторых, более крупная фасовка позволяла быстрее реализовать нечастый товар и ликвидировать очередь, совсем не украшающую благой вид окружающей территории. И, в-третьих, крупная фасовка позволяла под благовидным предлогом обойти указания «центра» об ограничении отпуска желанной жгучей влаги в одни мозолистые руки.
     
     Десятая часть емкости четвертной бутыли, называемая сороковкой, а также косой, косушкой и четушкой продолжила свой род в бутылочках 0,33 литра из-под пепси-колы. Лет 50 назад четушка продавалась с запечатанным сургучом горлышком, вмещая в себя половину поллитровки. Потом стала редкостью. Сегодня ее встретить трудно, зато вполне доступны более мелкие «одноразовые» фасовки 0,2 и 0,1 литра.
     
     В заключение приведу «цепочку», связывающую все, о чем рассказывалось, воедино. Ведро - основная единица измерения водки, равно 12,3 литра. Четверть (ведра) - 3,075 литра. Штоф десятириковый - десятая часть ведра или 1,23 литра. Полуштоф или водочная бутылка - 0,615 литра. Сороковка - десятая часть четверти или сороковая часть ведра - 0,3075 л. Чарка - сотая часть ведра или 0,123 литра и шкалик - половина чарки или 0,0615 литра.
     
     Что же касается «неправильного» осьмерикового штофа, равного восьмой части ведра или 1,5375 литра, то и он не исчез бесследно. Половина его, известная в прежние времена как винная бутылка объемом 0,76875 литра живет в незабвенных «фаустах» советских времен и современных бутылках под шампанское.
     
     Переход на десятеричную систему полностью вытеснил из обращения старинные меры. В обыденной жизни от знания их соотношения нет никакого прока. Но классические описания быта средневековой России пестрят упоминаниями о давно забытых единицах. Буду рад, если сведения вам пригодятся.

http://www.geosap.com
Алексей Норкин

Теги: Водка , чарка , бутылка
Статьи по этой теме:
Не пей – козленочком станешь, или Почему не нужно пить пиво?
Не пей – козленочком станешь, или Почему не нужно пить пиво?
Как Мэри стала кровавой?
Как Мэри стала кровавой?
Сладкая крепость
Сладкая крепость
Компания покупает первый собственный завод
Компания покупает первый собственный завод
Последние новости:
ИНТЕРЕСНОЕ
Итальянский шеф-повар открыл магазин премиум-кулинарии
Итальянский шеф-повар открыл магазин премиум-кулинарии

Интернет-магазин Роберто Бруно предлагает широкий выбор блюд кулинарии необычной рецептуры
Подробнее...

Комментарии

Выбрать тапочки