Выбрать недорогую обувь RIEKER. С доставкой
rss  twitter    +
  
Поиск по сайту:
 

Василий Левшин: кулинар или сказочник?



Имя Василия Левшина сегодня известно далеко не всем. Разве что некоторые припомнят, что это был автор каких-то старинных кулинарных книг. Другие, самые продвинутые, воскликнут: «Ну как же! Это же российский гастроном, прославившийся в конце XVIII — начале XIX века». Да еще подкрепят свои слова ссылкой на В. Похлебкина, назвавшего Левшина «известным русским кулинаром». Будете смеяться. Если говорить абсолютно корректно — неправы все. (Ну кроме тех, разумеется, кто вообще ничего не знает: «от многих знаний — многие печали».)


Давайте вместе разберемся. Для начала краткая биографическая справка из Брокгауза и Ефрона: 

 
image004.jpg

Василий Алексеевич Левшин (1746–1826) — тульский помещик, секретарь Вольного экономического общества. Под конец жизни был в Белеве судьей. Автор свыше восьмидесяти сочинений и ста девяноста томов, в том числе: «Торжество любви», драма (М., 1787); «Словарь ручной натуральной истории» (М., 1788); «Всеобщее и полное домоводство» (М., 1795); «Полная хозяйственная книга» (М., 1813–15). Драматические произведения Л. вошли в его «Труды» (М., 1796). 
 
А теперь постараемся объяснить, почему вообще мы пишем об этом человеке на страницах, посвященных истории русской кухни. На первый взгляд, очевидно — Левшин выпустил в конце XVIII века интереснейшие кулинарные издания, новаторские для России. 

Подчеркиваем — для России, поскольку в Европе гастрономические книги к тому времени давно не являлись редкостью – труды де Ла Варенна, Массиало, Боннефона и других авторов десятками выходили во Франции скажем только в период 1650—1700 гг. 





Так что соревноваться с французскими первоисточниками по гастрономии уже image002.jpgтогда было делом бесперспективным.
Что касается России, то в кулинарной жизни нашей страны конец XVIII века — время подведения некоторых итогов прошедшего столетия, попытка систематизировать весь тот «винегрет», который обрушился на нашу кухню из-за границы. Ладно бы только привнесенный из-за рубежа. Тут ведь надо понимать, что пытливый русский ум всегда стремился к совершенству. Вы думаете, тогда среди наших поваров было мало «изобретателей», оптимизирующих и подстраивающих под русский вкус иностранные рецепты? Да сколько угодно. В результате к концу XVIII века в стране сложилось весьма своеобразное понимание заграничной кухни и технологии приготовления заимствованных блюд.
Так что вопрос о создании сборников, энциклопедий кулинарных рецептов  вполне назрел. Неслучайно именно в это время они появляются как грибы после дождя. 

 
Вот только дошедшие до нас сведения:
1772 год — С. Друковцев «Экономические наставления дворянам, крестьянам, поварам и поварихам…»,
1779 год — С. Друковцев «Краткие поваренные записки»,
1780 год — С. Друковцев «Экономический календарь»,
1786 год — С. Друковцев «Солдатская кухня»,
1787 год — Аненков «Экономические записки»,
1790 год — Н. Осипов «Старинная русская ключница и стряпуха»,
Н. Яценков «Новейшая и полная поваренная книга»,
1795 год — В. Левшин «Всеобщее и полное домоводство»,
1796 год — «Словарь поваренный, приспешничий, кандиторский и дистиллаторский» (В. Левшин) — первые тома вышли в 1795 году,
И. Ляликов «Городской и сельский эконом»,
«Постная кухня» (СПб., изд-во Сумарокова),
1808 год — «Поваренный календарь или самоучитель поваренного искусства…», 
 
1816 год — В. Левшин. «Русская поварня или наставление о приготовлении всякого рода настоящих русских кушаньев и о заготовлении в прок разных припасов», «Повар королевский или новая поварня, приспешная и кандиторская для всех состояний; с показанием сервирования стола от 20 до 60-ти и больше блюд и наставлением для приуготовления разных снедей (В. Левшин). 
 
Многие помнят отрывок из седьмой главы поэмы «Евгений Онегин»:
Вот время: добрые ленивцы,
Эпикурейцы-мудрецы,
Вы, равнодушные счастливцы,
Вы, школы Левшина птенцы.
 
Но почему-то все приводят его в связи с описанием гастрономических рецептов Левшина. Типа эпикурейцы — любители поесть, а потом и поспать. Ну, в общем, такие «добрые ленивцы». Естественно, самого Пушкина после школы полностью мало кто читал. Между тем в «Евгении Онегине» дальше ничего про еду не пишется. Более того, как-то всё не про кулинарию:
Вы, деревенские Приамы,
И вы, чувствительные дамы,
Весна в деревню вас зовет,
Пора тепла, цветов, забот. 
 
А потом и вовсе — про могилу Ленского «в тени двух сосен устарелых» на краю села. Похоже, именно деревню и помещичьи заботы имел в виду Пушкин в этой главе. Что в целом легко связывается с соответствующими трудами В. Левшина. Ведь чего он только не писал об этом. «Словарь коммерческий, содержащий познание о товарах всех стран, и названиях вещей главных и новейших, относящихся до коммерции, также до домостроительства; познание художеств, рукоделий, фабрик, рудных дел, красок, пряных зелий, трав, дорогих камней и проч.», «Ручная книга сельского хозяйства всех состояний», «Полное наставление, на гидростатических правилах основанное, о строении мельниц каждого рода: водяных, также ветром, горячими парами, скотскими и человеческими силами в действие приводимых», «Книга для охотников до звериной, птичьей и рыбной ловли», «Карманная книжка скотоводства», «Красильщик, или Настоятельное наставление о искусстве крашения сукон, разных шерстяных, шелковых, хлопчатобумажных и льняных тканей, пряжи и проч.». За эти-то и прочие работы, заметим в скобках, Левшин удостоился в 30-е годы XIX века звания «технического консультанта мелкопоместного дворянства». 
 
Но вернемся к нашей кулинарной теме. Возьмем вышедший в 1795–96?гг. «Словарь поваренный, приспешничий, кандиторский и дистиллаторский». Достаточно объемная (больше 1500 страниц и 10 томов) и, вместе с тем, запутанная книга, состоящая из разделов: Поварня русская, Берлинская, Австрийская, Богемская и Саксонская, поварня Мещанская и Новая. Каждый из них включает в себя главы «до кандитора», «до дистиллатора» и т. п., причем перемешанные до безобразия. Плюс к этому «Всеобщий словарь» блюд, включенных в книгу. В общем, произведение, несомненно, любопытное, но очень трудное для чтения и, особенно, поиска чего-нибудь нужного. Так что же с авторством? 
 
Книга вроде бы написана В. Левшиным. Но не всё так просто. Начнем с того, что на титульном листе фамилия автора не приведена. Серьезные академические источники и документы об авторстве Левшина не упоминают. Между тем в Интернете и популярной литературе никаких сомнений нет: Левшин написал. Написать-то он написал. Только есть некоторые вопросы. 
 
В материалах Института русской литературы (Пушкинского дома), похоже, содержится многое объясняющая фраза: «Разнообразны были и компилятивные издания Левшина. Он был автором многочисленных сельскохозяйственных и экономических руководств, наставлений по домоводству, ветеринарии, которых он выпустил в свет до восьмидесяти». Похоже, именно поэтому Левшин и не решился поставить свое имя на обложке книги. По сути, речь идет о книге рецептов и советов, собранных из разных источников — русских и иностранных книг, писем читателей, советов знакомых и т. п. Кстати, обратите внимание. Ну, какой писатель не захочет сделать себе рекламу, подчеркнуть лишний раз свое авторство? А вот В. Левшин и здесь весьма осторожен. В напечатанной в том же году рукописи он дает довольно туманную ссылку на то, что приготовление ряда блюд «со всевозможной ясностью описано в новоиздаваемом весьма полезном для каждого домоводства сочинении, под заглавием «Словарь поваренный, приспешничий, кандиторский и дистиллаторский», печатаемом в Москве в Университетской типографии, сего 1795 году… Всяк, купивший оную книгу, об употребленных на нее деньгах не пожалеет». 
 
С данной книгой, кстати, связана еще одна интересная деталь. Это к вопросу о том, что никто не читает первоисточники, а только лишь, полагая себя глубоким эрудитом, цитирует В. Похлебкина. Наберите в Интернете слова «русская поварня» — и немедленно получите несколько десятков ссылок, в каждой из которых приводится одно и то же: тульский помещик Левшин… в книге «Русская поварня»… тра-та-та… «история русской поварни никогда не была предана описанию». 
 
При этом кто-то ссылается на автора (В. Похлебкина), кто-то деликатно ставит кавычки. Но мы-то понимаем, что все это растет из «Национальных кухонь наших народов», где В. Похлебкин пишет: «Однако в 1816?г. тульский помещик В. А. Левшин, автор книги «Русская поварня», вынужден был признать, что «сведения о русских блюдах почти совсем истребились» и поэтому «нельзя уже теперь представить полного описания русской поварни, а должно удовольствоваться только тем, что еще можно собрать из оставшегося в памяти, ибо история русской поварни никогда не была предана описанию». 
 
Между тем, если говорить точно, указанные слова впервые написаны на 20 лет раньше, а именно в части пятой того самого «Словаря поваренного…». Вот копия этой страницы. Пусть вас не настораживает заглавие «Поварня русская». Как мы уже сказали выше, книга включает в себя целый ряд «поварен», это просто название раздела:
Но самое неожиданное открытие можно сделать при знакомстве с другими трудами Левшина. Для многих будет удивительным, что он известен литературоведам прежде всего как писатель-сказочник. Да-да, он был автором и составителем сборников русских народных (ну или, скажем мягче, околонародных, близких к ним по сюжету) сказок.
Самая известная работа Левшина —  «Русские сказки», переиздававшиеся в 1807, 1820 и 1829 годах. Они были едва ли не основным источником сказочных сюжетов для многих писателей, включая раннего Пушкина, который в «Руслане и Людмиле» основывался на стилизациях Левшина, на сценах в духе волшебно-рыцарских западноевропейских романов. От народных сказок в них оставались зачастую лишь имена героев. Сам В. Левшин в предисловии к «Русским сказкам» признавался, что «для способности к чтению принужден был оные по большей части преложить в нынешнее наречие».
Каким было это «нынешнее наречие», можно судить по сцене объяснения богатыря Алеши Поповича со своей возлюбленной:
«— “Ах! как ты жестока!”— вскричал невидимый Богатырь. Красавица смутилась и робким голосом вопрошала: “Кто ты? дерзкий! телесное ли существо?” — “Я существо тебя обожающее, немогущее дыхать, чтоб дыхание мое неподкрепляемо было твоею любовью».
Вообще в литературу В. Левшин вошел как один из создателей жанра романно-сказочного эпоса (что-то вроде эпического фэнтези). Историки литературы полагают, что именно Левшин ввел в пространство русской прозы таких былинных персонажей, как Тугарин Змеевич, Добрыня и Алеша Попович.
А еще, — не поверите, — Левшин написал, говоря сегодняшним языком, научно-фантастическую повесть. В 1784 году журнал «Собеседник любителей российского слова» публикует в четырех выпусках его космическую утопию «Новейшее путешествие, сочиненное в городе Белеве». «С каждой стороны ящика расположил он по два крыла, привязав к ним проволоку и приведши оную к рукояти, чтоб можно было управлять четырью противу расположенными двух сторон крылами одною рукою; равномерно и прочих сторон крылья укрепил к особливой рукояти». Вот на таком «планетолете» и отправился левшинский герой Нарсим в путешествие на Луну. 
 
Но, впрочем, это скорее экзотика, издержки творчества плодовитого писателя. Мы далеки от мысли выступать здесь с какой-то критикой его книг. Но подумайте сами, мог ли автор свыше восьмидесяти сочинений и ста девяноста томов из самых разных областей знания и культуры быть квалифицированным специалистом в одной из них - кулинарии. Ну, просто прикиньте, даже если писать одну книгу в 2 месяца (это практически нереально, даже если просто честно переводить с другого языка), вся его работа потребует более 30 лет. Вот почему мы с огромным уважением относимся к Василию Левшину как к собирателю рецептов русской и иностранной кухни, талантливому составителю гастрономических сборников. 
 
Павел и Ольга Сюткины







http://www.vkusitsvet.ru/

Теги: Левшин , кулинар
Статьи по этой теме:
Кулинарный экстрим
Кулинарный экстрим
В России создают кулинарный телеканал
В России создают кулинарный телеканал
Жерар Депардье написал кулинарную книгу
Жерар Депардье написал кулинарную книгу
Лучшие кулинарные традиции Пьемонта для пассажиров Lufthansa
Лучшие кулинарные традиции Пьемонта для пассажиров Lufthansa
ИНТЕРЕСНОЕ
Оливки IDEAL – идеальные рецепты вкусной еды
Оливки IDEAL – идеальные рецепты вкусной еды

Хорошо знакомый бренд IDEAL запускает новый, долгожданный продукт – это испанские оливки, ассортимент которых включает в себя: черные без косточки, черные с косточкой и зеленые без...
Подробнее...

Комментарии

Выбрать тапочки